Горелово - "Живые вещи": содержание животных в Петербурге (версия для печати)
Горелово
Главная | Регистрация | Вход

"Живые вещи": содержание животных в Петербурге (версия для печати)


"Живые вещи": содержание животных в Петербурге

Ведущие: Инна Карпушина, Михаил Титов.

Гость: Юрий Андреев, начальник Управления ветеринарии Санкт-Петербурга.

И. КАРПУШИНА: Поговорим о гуманизме: по карману ли он нам в кризис? Собаки домашние и одичавшие все чаше становятся объектом внимания обывателей и законодателей. Первые все чаще бывают жестокими, вторые под влиянием ветеринарных врачей ищут способ законом обязать нас считать животных существами одушевленными, а не имуществом. Между тем, изменение статуса потребует расходов, потому что содержать приюты, чипировать и стерилизовать животных стоит гораздо дороже, чем просто убийство. Вы согласны с тем, чтобы и в кризис тратить на это деньги? Мы работаем в прямом эфире, ждем Ваших звонков и сообщений на сайт. Свои соображения и вопросы к главному ветеринарному врачу Петербурга, ответственному, в том числе и за регуляцию собачьего поголовья, Вы можете задать сразу после новостей. Субсидию в размере 800 тысяч рублей получит в этом году один из 4-х петербургских приютов для бездомных животных. Такое решение было принято сегодня на заседании городского правительства. А сколько вообще денег нужно на то, чтобы навести порядок на городских улицах и избавить горожан от страха перед дикими собачьими стаями? И что Вы считаете правильным: дешево и быстро навести порядок, уничтожив бродячих животных, или, несмотря на кризис и общую нехватку средств, потратить деньги на многолетнюю программу стерилизации? Как обстоят дела на самом деле, спросим у главного ветеринарного врача Петербурга. Юрий Александрович Андреев окончил Ленинградский ветеринарный институт, в 1981 году работал главным ветеринарным врачом совхоза, с 83-го года ветеринарный врач, заместитель главного ветеринарного врача производственного объединения совхозов, секретарь парткома совхоза, директор сельскохозяйственного предприятия. С 98 года в ветеринарной службе Петербурга прошел путь от начальника отдела районной ветеринарной станции до начальника Управления ветеринарии Санкт-Петербурга.
Чем благополучнее общество, тем гуманнее оно к животным, и наоборот. Еще до кризиса мы заметили, что, судя по звонкам и высказываниям на нашем сайте, телезрители делятся почти поровну на тех, кто предпочитает дешевые и эффективные, хотя и жестокие методы решения проблем бездомных животных, и их непримиримых противников. Что изменилось сейчас, когда нам самим стало не хватать на жизнь? Нужно ли тратить деньги на гуманное решение вопроса? Или такие чувства нам теперь не по карману? Обсудим это с начальником Управления ветеринарии Санкт-Петербурга Юрием Андреевым. Вы, пожалуйста, тоже присоединяйтесь. Добрый вечер, Юрий Александрович.

Ю. АНДРЕЕВ: Добрый вечер.

М. ТИТОВ: Здравствуйте.

И. КАРПУШИНА: Юрий Александрович, скажите, а Вы считали, насколько ежегодно в Петербурге увеличивается поголовье безнадзорных собак?

Ю. АНДРЕЕВ: По нашим оценкам, которые сходны с оценками зоозащитных организаций, оно находится примерно на одном уровне.

И. КАРПУШИНА: Ну сколько это?

Ю. АНДРЕЕВ: Это порядка 7 тысяч безнадзорных собак на сегодняшний день.

И. КАРПУШИНА: Вот, так сказать, постоянно у нас в городе на улицах находится 7 тысяч собак?

М. ТИТОВ: Практически население райцентра какого-нибудь.

И. КАРПУШИНА: Да, небольшого. Скажите, а как часто в Петербурге (Вы, наверно, знаете эти цифры) граждане по собственной инициативе этих собак отстреливают?

Ю. АНДРЕЕВ: Такие случае в Санкт-Петербурге – они последнее время не озвучиваются, потому что, скорее всего…

И. КАРПУШИНА: Но Вы же, наверное, знаете?

Ю. АНДРЕЕВ: На каждый сигнал о жестоком обращении с животными, безусловно, мы реагируем с точки зрения, изучая мотивы, изучая действительность наличия такого случая. В большинстве, в подавляющем большинстве случаев не подтверждается.

И. КАРПУШИНА: А вот история в Красносельском районе, в районе станции Лигово (да, Вы, наверно, о ней слышали) когда выехала бригада спецтранса, по сообщениям СМИ, и вроде бы как граждане и журналисты предотвратили незаконный отстрел. И вроде как жители кивали в сторону администрации Красносельского района, сектор экологии это называлось.

Ю. АНДРЕЕВ: По официальной информации спецтранса (и мы ее проверяли), множество обращений из разных источников. Не подтвердился выезд спецтранса и участие его в этой операции.

И. КАРПУШИНА: Да, но, тем не менее, какие-то люди были…

Ю. АНДРЕЕВ: Да, желание было.

Ю. АНДРЕЕВ: А кто это был? Вы не знаете?

Ю. АНДРЕЕВ: Желание исходило от администрации рынка избавиться таким образом от безнадзорных животных.

И. КАРПУШИНА: Видите, один сигнал у нас уже есть, и видимо, он все-таки подтвердился. Скажите, а как по закону должна регулироваться численность безнадзорных животных? Их вообще уничтожать надо или нет?

Ю. АНДРЕЕВ: В том-то и дело, что нет единого вот такого закона, который бы определял все процедуры оборота домашних животных, не только безнадзорных. Ведь проблема не только с безнадзорными животными, в том числе и в городах, но и проблема с владельцами домашних животных, с их ответственностью.

И. КАРПУШИНА: Позвольте, Юрий Александрович, а Вы-то руководствуетесь какими нормативными документами, когда решаете эту проблему? Если я не ошибаюсь, решение ее возложено на как раз Ваше управление.

Ю. АНДРЕЕВ: Мы - ветеринарные специалисты. Безусловно, те процессы, которые происходят с безнадзорными животными в Санкт-Петербурге в одну из первых очередей касаются нас. И начиная с 2006 года, отношение к безнадзорным животным в Санкт-Петербурге строится на гуманных принципах.

И. КАРПУШИНА: Юрий Александрович, скажите простым человеческим языком: Вы что делаете?

Ю. АНДРЕЕВ: Управление ветеринарии контролирует следующие процессы: после изъятия животных из внешней среды ветеринарные специалисты, которые выиграли конкурс на использование бюджетных средств, (город выделяет деньги) производят кастрацию, чипирование, вакцинацию против бешенства животных, после чего животные (собаки) возвращаются в прежнюю среду обитания.

И. КАРПУШИНА: И последнее, что попрошу Вас прояснить в этой теме: кто-нибудь, кроме Вас, имеет право регулировать численность вот этих самых безнадзорных животных? По тем законам, которые существуют, так или иначе?

Ю. АНДРЕЕВ: Ну, здесь слово «регулирование», видимо, подразумевает слишком много действий.

И. КАРПУШИНА: Хорошо: отлавливать, не знаю, стерилизовать, чипировать или отстреливать кто-нибудь, кроме Вас, еще обладает полномочиями?

Ю. АНДРЕЕВ: Отлавливает спецтранс – это структура, не подчиненная нам, мы находимся здесь не во взаимодействии. Вопросы чипирования, кастрирования и оборота безнадзорных животных решают зоозащитные организации, те же самые приюты, общественные организации.

И. КАРПУШИНА: Я Вас поняла. О чем спрашивают?

М. ТИТОВ: Вы сказали «гуманности», но наши телезрители настроены не так добродушно по отношению к бездомным животным. Константин предлагает: «Подумайте о детях, ставших инвалидами из-за бездомных собак. Их надо уничтожать (речь о собаках) вместе с бывшими владельцами, выгнавшими их на улицу». Ну, вот сурово Константин.

И. КАРПУШИНА: Действительно, есть такие случаи и их много, Юрий Александрович?

Ю. АНДРЕЕВ: Проблематика наличия безнадзорных животных несет следующие вопросы: во-первых, это источник болезней, общих для человека и животных; во-вторых, они кусаются. И хотя по статистике это меньше 10% от общего количества покусанных, (основанная часть – это хозяйские собаки те же самые), но они кусаются и опять же наносят травмы и так далее. И дальше раскол общества – сторонники, противники.

И. КАРПУШИНА: Это мы наблюдаем. Меня как раз интересует объективная картина. Как часто это происходит, как часто дети становятся инвалидами в результате? У Вас же есть эта статистика.

Ю. АНДРЕЕВ: Это единичные случаи, которые широко освещаются в прессе. В городе порядка 10-12 тысяч покусов различными животными регистрируется ежегодно.

М. ТИТОВ: Наши телезрители жалуются не только на покусы, но и на опасность возникновения такой ситуации, причем сообщают конкретные адреса. Польникова Елена Валерьевна, детский сад №9 в Колпино, там бродят собаки, которые ведут себя агрессивно по отношению к детям: 2 взрослые особи и щенки где-то 6-7-месячные. Это одни из адресов. Второй адрес – это Ульянка и Лигово: значит, это не только на станциях, но и у метро во дворах. А в Дачном поселке ночами вообще лучше не соваться, - пишет Сергей. Можно продолжить: Парк Победы…

И. КАРПУШИНА: В Дачном поселке, наверно, ночью действительно соваться не стоит, но тем не менее. Можно ли, например, в Ваше управление обращаться вот с такого рода жалобами? Вы можете выезжать туда, направлять бригады специалистов-ветеринаров, выигравших конкурс на стерилизацию животных?

Ю. АНДРЕЕВ: Все эти жалобы удовлетворяются через спецтранс, который выезжает по заявленным адресам. Через конторы жилищно-коммунального хозяйства делаются заявки, за счет средств бюджета города животные изымаются из внешней среды, а ветеринарные специалисты занимаются кастрацией, вакцинацией, чипированием.

И. КАРПУШИНА: То есть они должны их Вам привезти?

Ю. АНДРЕЕВ: Нет, они приезжают на базу спецтранса, где созданы условия для проведения операций ветеринарными специалистами.

И. КАРПУШИНА: Понятно. Скажите, Юрий Александрович, приюты вообще способны как-то решить проблему безнадзорных животных?

Ю. АНДРЕЕВ: Способны. Но это происходит очень сложно. Приют – это не место содержания, а место перераспределения. Желающих сдать в приют животное гораздо больше, чем желающих взять оттуда в дом себе животное.

И. КАРПУШИНА: А кроме того, это действительно затратное довольно мероприятие.

Ю. АНДРЕЕВ: Безусловно.

И. КАРПУШИНА: Кирилл Пищальников сегодня попробовал посчитать, во сколько обходится содержание собаки в приюте. Давайте посмотрим, что у него получилось.
Спасибо Кириллу. Собственно, главный вопрос, который мы и зрителям адресуем сегодня, ну, и на который я хотела бы услышать Ваш ответ. Может быть, действительно, гуманизм не каждый день бывает по карману, и в условиях кризиса уж тем более, знаете, не до чувствительности? Как Вы думаете?

Ю. АНДРЕЕВ: Не согласен с Вами. Вот я сегодня общался с одним из владельцев и руководителей приютов. Мне было четко сказано: независимо от кризисных времен поток людей, желающих реализовать свою доброту через помощь бездомным животным, не снижается.

И. КАРПУШИНА: А что у нас так приютов-то мало – всего 4?

Ю. АНДРЕЕВ: На сегодняшний день, сколько бы мы ни сделали приютов в городе, они будут заполнены. Потому что городская среда позволяет восполнять извлеченных животных новыми собаками. Как только заканчивается дачный сезон, стаи брошенных животных забегают на территорию города, как только…

И. КАРПУШИНА: Нет, но Вы говорите, что ежегодно их порядка 7 тысяч на улицах, да, и это число не меняется.

Ю. АНДРЕЕВ: Не меняется. Если мы изымем тысячу, тысяча восполнится через несколько месяцев.

И. КАРПУШИНА: Понятно.

М. ТИТОВ: Татьяна возмущается вообще, я так понимаю, темой разговора: приютов для людей нет, а Вы собак хотите обеспечить приютом.

И. КАРПУШИНА: А вообще эта дилемма – она вообще, на Ваш взгляд, нормальна? Так хоть будет плохо всем – и людям, и собакам.

Ю. АНДРЕЕВ: Вот нельзя здесь сопоставлять людей и животных. Собака – наш друг, мы его сделали другом.

И. КАРПУШИНА: А человек – наш брат.

Ю. АНДРЕЕВ: И соответственное отношение к нему и должно быть. Но оно должно быть рациональным. Посмотрите, сколько историй в разных городах России происходит вот с этой темой. Наиболее рациональное решение вопроса происходит, на мой взгляд, все-таки в Санкт-Петербурге. Можно много и долго разговаривать на эту тему. Но самое главное на сегодняшний день – решить вопрос ответственности людей за тех животных, которых они когда-то приручили.

И. КАРПУШИНА: Попробуем определить, в чем она должна заключаться, эта ответственность. У нас есть звонки – тоже будем слушать. Говорим о безнадзорных животных – надо ли им помогать, когда бедствуют живые люди. У нас есть звонки, давайте послушаем. Алло, здравствуйте, как Вас зовут?

ЗВОНОК: Здравствуйте, меня зовут Татьяна Григорьевна. Скажите, пожалуйста, оттого, что собак стерилизуют, они станут менее агрессивными?

И. КАРПУШИНА: Спасибо.

Ю. АНДРЕЕВ: Спасибо за вопрос. Агрессия, действительно, по наблюдению всех участников этих процедур, снижается несколько, но это не значит, что собака остается безопасной. Она так же защищает свою территорию и так же защищает место, где она питается.

И. КАРПУШИНА: Слушайте, а что людям делать? Ну, действительно, собак жалко, это правда, они не виноваты. Они заложники человеческой жестокости в том числе. Но вот даже после того, как ее стерилизовали и чипировали, она все равно агрессивна: вот она территорию защищает, а людям-то что делать?

Ю. АНДРЕЕВ: Не людям. Вопрос, скорее всего, к власти.

И. КАРПУШИНА: Нет, секундочку, вопрос: как вечером ходить по улицам? Может быть, действительно, нужно как-то радикальнее решать этот вопрос?

Ю. АНДРЕЕВ: Слишком многопланово звучит вопрос, потому что зависит от наличия этой стаи во дворе, от тех людей…

И. КАРПУШИНА: От нее можно избавиться по закону, от этой стаи?

Ю. АНДРЕЕВ: Можно избавиться: закрыть бачки для мусора с тем, чтобы не было доступно, закрыть двор. Она уходит - в Центральном районе многие дворы освобождены от наличия безнадзорных собак.

И. КАРПУШИНА: То есть, даже не убивая, можно от стаи избавиться?

Ю. АНДРЕЕВ: Конечно. В том случае, где нет возможности пропитаться, собаки уходят.

М. ТИТОВ: Куда они уходят, интересно? Они живут на окраине города.

Ю. АНДРЕЕВ: В другие места, в соседние места.

М. ТИТОВ: В Новгородскую область, и пусть они там решают эту проблему с собаками.

И. КАРПУШИНА: Ну, например. Новгородская область тоже пусть решает.

Ю. АНДРЕЕВ: Я хочу обратить Ваше внимание, что в городе огромное количество людей, которые сознательно подкармливают бездомных животных.

И. КАРПУШИНА: Это понятно. А кстати, Юрий Александрович, скажите, пожалуйста, а не стоит ли сократить в Петербурге оборот породистых собак? Насколько я понимаю, сейчас их стало даже больше, чем было в советское время. То есть, каждый желающий приобретает себе собачку, а дальше сложилось у них или не сложилось, это мы наблюдаем по тому, как увеличилось число бездомных на улице. Но тем не менее, может быть, как в Японии: хочешь собаку, в общем, докажи, что у тебя есть на это основания и деньги?

Ю. АНДРЕЕВ: Огромная проблема – бесконтрольное размножение породистых собак на квартирах не только в Санкт-Петербурге, но и в любом городе.

И. КАРПУШИНА: А это можно регулировать?

Ю. АНДРЕЕВ: Законодательством.

И. КАРПУШИНА: Его пока нет?

Ю. АНДРЕЕВ: Пока нет. На сегодняшний день в этом отношении абсолютная свобода. Кроме этого…

И. КАРПУШИНА: Но это хотя бы обсуждается, Юрий Александрович?

Ю. АНДРЕЕВ: Безусловно. Кроме этого, бесконтрольный сбор большого количества безнадзорных животных, бывших безнадзорных животных в одной городской квартире – огромная проблема, которую тоже нужно законодательно решать.

И. КАРПУШИНА: И это тоже пока законом никак не урегулировано?

Ю. АНДРЕЕВ: Проект закона на сегодняшний день, федерального закона в Санкт-Петербурге разрабатывается.

И. КАРПУШИНА: Он все это учитывает:

Ю. АНДРЕЕВ: Да, безусловно.

М. ТИТОВ: Виола предлагает: «Почему бы не поучиться у соседних государств, у Финляндии, например?» К сожалению, она не пишет, как в Финляндии решили эту проблему. Но может быть, Вам это известно, Юрий Александрович, как по соседству решают проблему с бездомными животными?

Ю. АНДРЕЕВ: Начинать надо с законодательства, что Санкт-Петербург и делает, а дальше уже задача Санкт-Петербурга, в том числе и законодателей, настоять на принятии федерального закона, который мог бы решить вот эти вопросы.

И. КАРПУШИНА: Вот Вы говорите: законодательство. Существующее, если не ошибаюсь, оно тоже достаточно определенно, а главное – действенно в части наказания. Штраф предполагается от 100 до 200 минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы за период до 2 месяцев, или даже исправительные работы сроком до года. А групповое издевательство, например, над животными, обойдется еще дороже. Так, может быть, чем новые законы принимать, добиться исполнения старых?

Ю. АНДРЕЕВ: Ну, во-первых, этот закон плохо, но работает – уже есть прецеденты. А во-вторых, эта статья, 245-я Уголовного кодекса, ее применяют в том случае, если действие…

И. КАРПУШИНА: Жестокое обращение.

Ю. АНДРЕЕВ: …Повлекло смерь или увечье животного. А травмы, а болезни, а страдания животного – вот это в проекте закона тоже…

И. КАРПУШИНА: Я просто беспокоюсь, что новые законы точно так же не будут работать.

Ю. АНДРЕЕВ: Статья применяется.

М. ТИТОВ: Есть замечательный пример Антона: «Моя бабушка держит кошку, но котят, которых та иногда приносит, топит в ведре. А что с ними еще делать? Получается, что теперь из-за депутатов с их законом моя бабушка должна сесть с тюрьму на нары? Не крутовато ли?» - возмущается Антон. А на самом деле, вот это гуманно – топить котят? Или все-таки их вырастить, а потом выбросить на улицу?

И. КАРПУШИНА: А вообще есть решение у этой проблемы, Юрий Александрович?

М. ТИТОВ: Топить или не топить? Это просто «Гамлет».

Ю. АНДРЕЕВ: Вы задали очень сложный вопрос. И я, наверно, наживу противников, если отвечу. Гуманнее произвести вот такое действие, чем обречь животное на страдание, когда оно станет безнадзорным.

И. КАРПУШИНА: Слушайте, а почему страдание? Для животного это же вполне естественная форма существования? Нет, я ошибаюсь?

Ю. АНДРЕЕВ: Это домашние животные. Собака – это домашние животное, одомашненное человеком.

И. КАРПУШИНА: У нас есть звонок. Алло, здравствуйте. Как Вас зовут? Слушаем Вас. Алло? Сорвался звонок. Скажите, довольно большие деньги, если не ошибаюсь, тратятся на вот эту программу стерилизации и чипирования животных. А где их отлавливают? Вообще, как определяют, животное уже подверглось этой операции, процедуре или еще нет? Или это спецтранс не беспокоит?

Ю. АНДРЕЕВ: Это спецтранс беспокоит. Бывают случаи, когда животных привозят, уже ранее кастрированных. В этом случае они повторно прививаются против бешенства. Но такие случаи не частые. Потому что у спецтранса работников, у ловцов, есть сканер, который считывает информацию в чипе, наличие чипа. Во-вторых, животные – у них есть ошейники. К сожалению, срываются, но тоже признак. Многих собак кастрированных, возвращенных назад, работники спецтранса знают, как говорится, в лицо.

И. КАРПУШИНА: В лицо, да? И все-таки назовите эту цифру: сколько собак удается ежегодно подвергнуть этой гуманной операции?

Ю. АНДРЕЕВ: За все время работы, начиная с 2006 года, 7200 собак, и в этом году уже 400. Цифры не сходятся, арифметика не получается.

И. КАРПУШИНА: Слушайте, а почему не объявить программу и просто не заняться планомерной, ежедневной работой по отлову? В конце концов, 7 тысяч – не за год, но за 1,5 – собак можно вообще таким образом стерилизовать и они не будут давать потомство.

Ю. АНДРЕЕВ: Это ежедневная работа. Но Вы помните старую задачку про бассейн: из одной трубы выливается, из другой вливается.

И. КАРПУШИНА: Слушайте, неужели такой мощный поток, приток на улицы новых собак?

Ю. АНДРЕЕВ: К сожалению, да. Цифра 7 тысяч держится постоянно. Я говорил уже о садоводствах по осени – они вливаются на территорию города, на кормовую базу, так? Часть животных остальных – потерянных. Большое количество все-таки – от животных не кастрированных, находящихся на воле.

И. КАРПУШИНА: Знаете, поскольку эта тема, она очень впрямую связана с нашим пониманием вообще гуманизма и этики, скажите, пожалуйста: на Ваш взгляд, за последние 20 лет люди стали более жестоки, менее жестоки? Может быть, просто о случаях издевательств над животными сейчас лучше, чаще узнаем из средств массовой информации?

Ю. АНДРЕЕВ: Я не раз говорил, что к счастью, это единичные случаи, широко освещаемые средствами массовой информации.

И. КАРПУШИНА: Как Вы оцениваете вообще степень ожесточения общественных настроений?

Ю. АНДРЕЕВ: Я считаю, что за последние годы люди стали циничнее относиться к животным. Поймите мою фразу. Но с другой стороны, я не стал бы говорить, что ожесточение стало больше. Вы посмотрите: собачка, которую облили бензином и подожгли, – огромный поток желающих помочь, желающих взять в семью.

И. КАРПУШИНА: Да, но кто-то поджег. И были это молодые люди, подростки, если не ошибаюсь.

Ю. АНДРЕЕВ: Их не поймали, к сожалению.

И. КАРПУШИНА: Да. У нас есть звонок, давайте послушаем. Алло, здравствуйте, как Вас зовут?

ЗВОНОК: Людмила. Вы знаете, вот задают вопрос: что делать людям, когда агрессивные собаки? Ну, наверное, очень простой ответ: просто кормить бездомных собак. У нас, например, во дворе живет уже лет пять Тузик, которого мы все кормим, и никакой агрессии нет. И подходят другие бездомные собаки, и мы их тоже кормим, и никто не жалуется ни на какую агрессию.

И. КАРПУШИНА: Людмила, то есть Вы разводите бездомных собак, я правильно понимаю?

ЗВОНОК: Я не развожу, я их просто кормлю. Я не могу смотреть в голодные глаза собаки.

И. КАРПУШИНА: Я Вас поняла. Спасибо.

М. ТИТОВ: Это не улица Пионерстроя, дом 29? Просто у нас есть от Елены сообщение. Но она, кстати, жалуется, что там троллейбусники «подкормили одного пса, теперь их 15, и им страшно подходить к дому, рядом детская площадка». Вот гуманность вышла боком, - пишет Елена.

И. КАРПУШИНА: Юрий Александрович, Вы как относитесь к такому отношению к несчастным животным?

Ю. АНДРЕЕВ: Я убежден, что в таком городе, как Санкт-Петербург, иного отношения, как сейчас было озвучено, быть не может. Но надо всегда понимать, что задача власти сделать так, чтоб на территории города, на улице не было в итоге бездомных животных. К этому надо стремиться.

И. КАРПУШИНА: А это возможно?

Ю. АНДРЕЕВ: На мой взгляд, если планово, постепенно, целенаправленно проводить эту работу, это возможно.

И. КАРПУШИНА: Скажите, вот если новый закон, который, может быть, будет принят, придаст животным иной, одушевленный статус (до сих пор животное приравнивается к имуществу, считается имуществом), на что это повлияет?

Ю. АНДРЕЕВ: Во-первых, у животного есть владелец. На сегодняшний день мы предполагаем, что в федеральном законе должны быть изменения, где животное звучало бы как источник повышенной опасности. И была бы усилена ответственность владельцев животных перед гражданами за наличие такого источника и за возможные последствия. А у животного в любом случае есть владелец…

И. КАРПУШИНА: Ну, вот сейчас владелец имеет право свое имущество усыпить. По новому закону такая возможность у него останется?

Ю. АНДРЕЕВ: Это право останется при заявлении владельца, и многие это право реализуют в Санкт-Петербурге и везде, и за рубежом, в тех же самых европейских странах, безусловно, также. И в ряде случаев (снова произношу) гуманнее произвести эту процедуру, сегодня осуществляющуюся, гуманно это или нет, чем выбросить животное на улицу.

И. КАРПУШИНА: Но по статистике усыпляется огромное количество и животных, абсолютно здоровых. Так что, наверное, главный смысл закона мог бы заключаться в том, чтобы действительно ограничить количество домашних животных, которых люди разводят у себя дома. Спасибо, что были нашим гостем. Сразу после рекламы – новая история от «Телекурьера». Куда «Телекурьер» отправится завтра, решается прямо сейчас. Вот только несколько поступивших заявок.

М. ТИТОВ: В доме 109 по Ленинскому проспекту уже несколько лет нет горячей воды. Дом сдан в 2006-м. Похожая проблема в Сестрорецке: там, на улице Борисова, 10 из-за недоделок люди не могут вселиться в муниципальное жилье.

И. КАРПУШИНА: Возможно, уже в среду «Телекурьер» займется этими случаями, если, конечно, его не опередят соответствующие службы.

М. ТИТОВ: 70% наших зрителей, проголосовавших в интернете, считают, что тратить бюджетные деньги на помощь бездомным животным необходимо.

Актуально

Реклама

Индивидуалки Красное село, Проститутки Горелово,Шлюхи Торики

Информационный спонсор

ООО "Научная система"
Поставщик лабораторной техники и мебели.

Научная система
Copyright MyCorp © 2016 | Создать бесплатный сайт с uCoz Яндекс.Метрика